Главная » Статьи » О зависимости

Пять притчей

Пять притчей, формирующих личность

Притча первая

     Ночь, Северная Америка. Сидят на берегу реки дедушка и внук индейцы. Внук спрашивает: «Дедушка, а правда, что в человеке живут два волка?»

Дедушка отвечает: «Правда, внучек»

«Скажи, дедушка, а правда, что они всегда борются?» — спрашивает мальчик.

Дедушка отвечает: « И это правда»

Тогда внук спрашивает: «А правда, что один волк злой, а другой добрый?»

Дедушка помолчал и отвечает: «Да, внучек, это так»

Внук уже с нетерпением спрашивает: «А кто же  победит — добрый волк или злой?»

Дедушка посмотрел на звездное небо, потом пристально посмотрел на внука: «А победит, внучек, тот волк, которого ты кормишь!»

Притча вторая

     Это вольный пересказ притчи из книги Ирвина Ялома «Мама и смысл жизни».

Однажды поп, молясь, вопросил у Бога: «Я столько лет служу тебе, но так и не знаю, как выглядит ад и рай. Как бы увидеть?»

Бог отвечает: «Хорошо, я покажу тебе ад и рай»,— и перенёс попа к себе на небо.

Попадают они в первую комнату. В комнате стоит стол, накрытый разными яствами. За столом сидят люди, к рукам у них привязаны длинные-длинные ложки, такие, что не попасть в рот. Люди здесь худые, хмурые, злые. Бог говорит:  «Вот это ад!»

Переносятся они во вторую комнату. Комната точно такая же, как первая, и к рукам у людей привязаны такие же длинные-длинные ложки. Только люди здесь весёлые, сытые, здоровые.

«А вот это рай»,— говорит Бог.

Поп удивился и спрашивает: «Почему же здесь все как в аду, а люди сытые и весёлые?»

Бог отвечает: «Потому что они научились кормить друг друга!»

Притча третья

     Когда Иисус ходил по земле и совершал чудеса, жила в одном городе женщина. Не знаю почему, но не любила она Иисуса, считала его мошенником. И вот как-то в их город пришёл Иисус, собралась большая толпа. Женщина тоже пошла с мыслью: «сейчас я его разоблачу!».

Взяла маленькую птичку, зажала в кулаке так, чтобы её не было видно. Подобралась к Иисусу и говорит: «Иисус, вот про тебя говорят, что ты всё знаешь! Тогда скажи, птичка в моей руке живая или мёртвая?» Сама же думает: «если он сейчас скажет, что живая, я сожму руку и убью птицу, а если скажет, что мёртвая, я разожму руку, птица улетит и все поймут, что он мошенник».

Иисус отвечает ей: «Я не знаю, добрая женщина, живая птица или мёртвая, но я точно знаю, что всё в твоих руках».

Притча четвёртая

     За основу взят библейский  рассказ (Быт. 22:1-19) «О жертвоприношении Богу сына Исаака отцом Авраамом». Это вольный пересказ, который может иметь некоторые неточности в сравнении с оригинальной историей.

     Молвил  Аврааму ангел с небес, что Бог требует принести в жертву его любимого сына Исаака. Послушал Авраам Бога. И пошли они с сыном к месту приношения жертв в землю Мория к одной из гор. Когда же пришли они к назначенному месту, Авраам сложил жертвенное кострище, связал сына, положил его поверх жертвенника и уже, по обычаю, перед сожжением готовился заколоть сына ножом.

     Занёс в решимости Авраам нож над сыном, и рука его уже двигалась вниз, как в этот момент снова молвил ангел с небес:  «Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. (Быт. 22:11-12)» Остановился Авраам и принёс вместо сына в жертву Богу барана. За что Бог поклялся: «Благословляя, благословлю тебя и, умножая, умножу семя твоё, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твоё городами врагов своих; и благословятся в семени твоём все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего. (Быт. 22:16-18)»

Притча пятая

     Из книги Франца Кафки «Процесс»

     У врат Закона стоял привратник. Пришёл к привратнику поселянин и попросил пропустить его к Закону. Но привратник сказал, что в настоящую минуту он пропустить его не может. И подумал посетитель и вновь спросил, может ли он войти туда впоследствии?

— Возможно, — ответил привратник, — но сейчас войти нельзя.

Однако врата Закона, как всегда, открыты, а привратник стоял в стороне, и проситель, наклонившись, постарался заглянуть в недра Закона. Увидев это, привратник засмеялся и сказал:

— Если тебе так не терпится, попытайся войти, не слушай моего запрета. Но знай: могущество моё велико. А ведь я только самый ничтожный из стражей. Там, от покоя к покою, стоят привратники, один могущественнее другого. Уже третий из них внушал мне невыносимый страх.

     Не ожидал таких препон поселянин: «Ведь доступ к Закону должен быть открыт для всех в любой час», — подумал он. Но тут он пристальнее взглянул на привратника, на его тяжёлую шубу, на острый горбатый нос, на длинную жидкую чёрную монгольскую бороду и решил, что лучше подождать, пока не разрешат войти.

     Привратник подал ему скамеечку и позволил присесть в стороне, у входа. И сидел он там день за днём и год за годом. Непрестанно добивался он, чтобы его впустили, и докучал привратнику этими просьбами. Иногда привратник допрашивал его, выпытывал, откуда он родом и многое другое, но вопросы задавал безучастно, как важный господин, и под конец непрестанно повторял, что пропустить его он ещё не может.

     Много добра взял с собой в дорогу поселянин, и всё, даже самое ценное, он отдавал, чтобы подкупить привратника. А тот всё принимал, но при этом говорил:

— Беру, чтобы ты не думал, будто ты что-то упустил.

     Шли года, внимание просителя неотступно было приковано к привратнику. Он забыл, что есть ещё другие стражи, и ему казалось, что только этот, первый, преграждает ему доступ к Закону. В первые годы он громко проклинал эту свою неудачу, а потом пришла старость, и он только ворчал про себя.

     Наконец он впал в детство, и оттого, что он столько лет изучал привратника и знал каждую блоху в его меховом воротнике, он молил даже этих блох помочь ему уговорить привратника. Уже померк свет в его глазах, и он не понимал, потемнело ли всё вокруг, или его обманывало зрение. Но теперь, во тьме, он увидел, что неугасимый свет струится из врат Закона.

     И вот жизнь его подошла к концу. Перед смертью всё, что он испытал за долгие годы, свелось в его мыслях к одному вопросу — этот вопрос он ещё ни разу не задавал привратнику. Он подозвал его кивком — окоченевшее тело уже не повиновалось ему, подняться он не мог. И привратнику пришлось низко наклониться — теперь по сравнению с ним проситель стал совсем ничтожного роста.

— Что тебе ещё нужно узнать? — спросил привратник. — Ненасытный ты человек!

— Ведь все люди стремятся к Закону, — сказал тот, — как же случилось, что за все эти долгие годы никто, кроме меня, не требовал, чтобы его пропустили?

И привратник, видя, что поселянин уже совсем отходит, закричал изо всех сил, чтобы тот ещё успел услышать ответ:

— Никому сюда входа нет, эти врата были предназначены для тебя одного! Теперь пойду и запру их.

Категория: О зависимости | Добавил: Сигизмунд (09.01.2018)
Просмотров: 37 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]